Мосяков Дмитрий Валентинович

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В ПЕКИНЕ «КРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И КООПЕРАЦИЯ НА МОРЕ В ТИХООКЕАНСКОЙ АЗИИ» (КРАТКИЙ ОБЗОР)

ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ, 2014, №25, 11-14

Рубрика:

 
Аннотация: Международная конференция «Кризисное управление и кооперация на море в Тихоокеанской Азии», 24-25 ноября 2014 г., Пекин

 
Annotation:

24-25 ноября 2014 г. в Пекине под эгидой Китайского института международных исследований состоялась международная конференция «Кризисное управление и кооперация на море в Тихоокеанской Азии». В конференции приняли участие представители и видные ученые главным образом из азиатских стран ‑ Индонезии, Камбоджи, Вьетнама, Малайзии, Бангладеш, Индии, Японии, России. От США было приглашено несколько представителей, от Европы ‑ никого. Если западные специалисты и были, то они, как Марк Валенсия или Гвен Робинсон[1], представляли азиатские страны.

Еще одна особенность конференции заключалась в том, что на ней с установочными докладами выступили действующие китайские дипломаты – главы отдельных департаментов, которые должны были разъяснить наиболее сложные вопросы китайской политики. Выступление одного из них И Сяньляна[2], было довольно жестким и бескомпромиссным, другое же Тан Циншена[3] ‑ намного более мягким и компромиссным. И Сяньлян заявил в частности, что с точки зрения географии у Китая не очень удобная позиция в отношении выхода флота в открытый Океан. Китай окружен закрытыми и полузакрытыми морями. Такое положение автоматически ведет к конфликтным ситуациям. Но Китай сегодня «не идет на разжигание конфликта и благодаря этому страны Юго-Восточной Азии живут в мире и процветании». Стратегия Китая, указал этот докладчик, ‑ win-win cooperation и страна стремится развивать взаимовыгодные отношения со всеми своими соседями на двусторонней основе.

Относительно ситуации в морях окружающих Китай И Сяньлян указал на несколько важных вещей: 1) КНР и США должны приспособиться (adobter) друг к другу иначе будут большие проблемы; 2) в морях вокруг Китая преобладает тенденция к стабильности; 3) конфликты Китая политизируются международной прессой, которая показывает негативную роль Китая в отношениях с соседями; 4) 80% за то, что Китай не будет эскалировать ситуацию.

Вот уже 40 лет, сказал он, Китай успешно разрешает конфликты на 12 границах по суше. Морские конфликты по поводу границ следует контролировать с помощью UNCLOS[4], так как Китай является сегодня морской державой и будет строить себя в этом же качестве и дальше, увеличивая свои возможности в окружающих морях. В качестве базовой политики Китай предполагает выстраивать мягкую архитектуру (soft architecture) в отношениях с соседями, развивать морскую осторожность.

 Докладчик также отметил, что 9-ти пунктирная линия, пересекающая Южно-Китайское море, впервые появилась еще на гоминьдановских картах в 1948 г. С тех пор ничего принципиально не изменилось в этом вопросе и, поэтому сегодня «Китай претендует на все острова Наньша, так как это есть наш континентальный шельф».

Особенно жестко чиновник МИД КНР высказался относительно отношений с Японией. Он сказал, что «Желтое море и Восточно-Китайское море ‑ ключевые для Китая. Дайюдао (Сенкаку - яп. ) – это, как показывает история, китайские острова. С Японией относительно них у нас нет территориального вопроса. Вопрос только в том, когда Япония добровольно вернет эту территорию». На этот вопрос пока нет ответа, поэтому эскалация ситуации в районе этих островов вполне реальна. Определенные претензии представитель МИД КНР высказал также и в отношении корейских властей, которые задерживают китайских рыбаков в международных водах и препятствуют их промыслу.

Другой представитель китайского МИД Тан Циншен в своем выступлении был более оптимистичен и настроен на компромисс. Он указал на важность для развития сотрудничества со странами ЮВА фонда Китай‑АСЕАН, в который уже переведено Китаем 3 млрд. юаней. В рамках этого фонда реализуется, как он сказал, 17 программ сотрудничества. Он также указал на значимость нового глобального китайского проекта Шелкового пути, подчеркнув одинаковую значимость и сухопутного и морского коридоров. В целом он выразил убежденность в том, что противоречия между Китаем и странами АСЕАН не носят глубокого характера ‑ они вполне преодолимы и сотрудничество Китая и стран АСЕАН дальнейшем, будет только расширятся.

Что касается выступлений собственно ученых-участников конференции, то они носили главным образом практический характер и были по большей части посвящены выработке конкретных мер для укрепления безопасности и доверия на море, вроде совместных проектов в сфере морских культур, в хозяйственном освоении, в борьбе с загрязнением моря. Индонезийский представитель Хашим Джалал выказал озабоченность и сказал, что в Индонезии нервничают, когда «китайский флот входит в Индийский Океан, а индийский – в Тихий». Одним из китайских участников было высказано предложение о том, что если рыбаки из соседней страны заходят в спорные воды, то не следует их арестовывать. Представитель Филиппин в свою очередь указал, что международный арбитраж может быть наилучшим способом разрешить проблемы и, что Филиппины осуждают Китай за отказ от арбитража. В целом никто из участников конференции ни в докладах, ни в комментариях и вопросах, ситуацию не обострял и даже индийский представитель Виджай Сахуджа, традиционно осуждающий Китай за экспансионистскую политику в отношении Индии, высказался за поиски взаимоприемлемых решений.

 Марк Валенсия ‑ один из наиболее авторитетных американских аналитиков морских конфликтов, работающий сегодня на китайский исследовательский институт, выступил за важность американо-китайского консенсуса, приветствовал подписание документа о мерах доверия на море, которое было заключено между Китаем и США вскоре после прошедшего недавно саммита АТЭС в Пекине.

 В целом, конференция в Пекине запомнилась тем, что, с одной стороны, на ней не звучало политических обвинений и все происходило в рамках академической вежливости, а с другой ‑ наиболее жесткие заявления были сделаны не учеными, а чиновниками МИД Китая. В своих докладах они четко дали понять неизменность как китайской позиции по островам в Южно-Китайском и в Восточно-Китайском море, так и в отношении США, политика которых в Азии упоминалась и в официальных и собственно научных докладах. Из всего комплекса упоминаний американской политики и интересов вырисовывается главная тема китайской политики ‑ желание КНР заключить глобальный компромисс с американцами в Азии на выгодных для себя условиях. Что касается России, ее политики и интересов в Азии и АТР упомянуто не было вообще, за исключением выступления российского участника. Создается ощущение, что ни научная общественность стран Азии, ни китайские ученые и политики еще не свыклись с мыслью о том, что Россия превращается в полноправного участника азиатских политико-экономических процессов и ее роль и влияние может быть значимы для их позитивного развития.

[1] М. Валенсия представлял Китай, Гвен Робинсон – Таиланд.

[2] Yi Xianliang (Deputy Director General Department of boundary and Ocean affairs, VFA, PRC).

[3] Tan Qingsheng (Director, Department of Asian affairs, MFA, PRC).

[4] UNITED NATIONS CONVENTION ON THE LAW OF THE SEA ‑ конвенция ООН по морскому праву от 1982 г.

статья в pdf

Выпуски

2018

2017

2016

2015

2014

2013

21 20

2012

19 18

2011

17 16

2010

15 14

2009

13 12